Есть ли у практики будущее?
15 лет, и что дальше?
Какие перспективы у психологической практики?
Минуло 15 лет практики, и я задалась вопросами.
Нужно ли что-то менять? Всегда ли я буду только психологом-терапевтом?
По-прежнему буду ходить в закрытую комнату и слушать, как другие рассказывают мне о себе?
Стоит ли мне организовывать курсы, переместиться на видео-хостинг или перейти в онлайн? Должен ли формат работы как-то принципиально изменится?
Изжил ли он себя?

Наверное, нужно просто успокоиться и продолжить практиковать.
Сосредоточиться на сохранении такта и работоспособности. Открыть для себя себя, желательно не публичную, не связанную с психологией и обработкой информации.
Быть кем-то ещё, кроме помощника и слушателя. Быть собой.

С чувством такта перебоев нет. Но такт зависит от работоспособности. Я чувствую себя в порядке, когда есть режим. Нельзя забивать на отдых. Непременно нельзя.
В отдохнувшем лице психолога кроется искусство заботы о себе.
Только тогда к нему можно пытаться приобщить и клиента. А кому полезен выпотрошенный специалист?
Быть осознанным - моЖдно?
Когда я начинала практиковать, психология не была модной. Но в последние годы развился тренд на осознанность. С одной стороны, меня как практика это не может не радовать.
Если «мобильность», «общительность», «личная инициатива» — спутники бизнес-мышления, молодой крови, стартапов и предтечи коучинга. То «осознанность» — принцип психологической помощи.
И всё бы ничего, если бы с этой осознанностью не стали носиться, как с писаной торбой.
По принципу: захоти опошлить любимую песню — спроси мнение о ней у десяти случайных попутчиков. Идея осознанности превратилась в навязчивое повторение излюбленной мантры.

Сегодня каждый второй осознан, центрирован на себе и маркирует своё право чего-то делать/не делать этой пресловутой опцией.
«Раньше я жил плохо, потому что у меня осознанности не было».
Словно все из пугливых исполнителей волшебно превратились в самоуверенных директоров.
Навязчивость идеи уничтожила её содержательность.
А на практике никуда не делись проблемы выбора и конфликтов, непонимания своих желаний и вопиющей оторванности от окружающего мира. Не наступила, ребятки, ваша осознанность.

Осознанность — это не привычка по стодесятому разу заявлять о себе как отдельной личности. Ребёнок в 3 года тоже осознаёт себя отдельным и заявляет право самостоятельно брать ложку в руку. Ну, для взрослого состояния этого мало.

Осознанность не только про нетоксичное общение, границы и уважение к странностям каждого. Осознанность — это ещё про умение вписать себя в окружающий мир с расчётом, чтобы было хорошо и тебе, и миру. Осознанность определяется искусством принимать желаемые решения, не испытав за них сожаления, переключаться на другие задачи, а при необходимости рассказать: что это было.
В отдохнувшем лице психолога кроется искусство заботы о себе
Цена опыта.
С годами менялось моё отношение к профессии и прибыли. В начале практики нужно было как-то оправдывать цену своей услуги. Молодым ты тратишь годы, чтобы наработать опыт и представить его другим. Каждый начинающий с этим сталкивался. Плюс бытует мнение, что за разговоры не надо платить.
Сегодня и с умением брать деньги получше, и желающих быть выслушанными по-прежнему много. Но кто-то также думает, что к нему должны быть внимательными просто так.

Пока я искала себя, психотерапия из чего-то экзотического, мутного и дорогого перекочевала в кухонные посиделки. Проскочив короткую стадию самостоятельности, прозрачности и устойчивости. На этой стадии сегодня я и пытаюсь задержаться.
Добавим рост количества «осознанных» вокруг, прозревших и готовых консультировать друг друга в коридоре. С развитием интернета психотерапия превратилась в ивент.

Но певец ведь не поёт бесплатно, писатель хочет, чтобы купили его книги. Область гуманитарных практик (да, ничего не производящая), но делающая человека человеком, побуждает его творить в мире материй. Да, она должна оплачиваться.
Развитие совершается усилием. Платёж побуждает прогрессировать и развиваться.
Такие простые вещи приходится объяснять.
Многие привыкли, что патриотические проекты или экономически прибыльные — вот это забота общая. Чтобы было чего поесть — это важно. Продукты стоят дорого.
А когда речь заходит о социальных проектах узкой направленности, начинается агитация и давление на жалость. Отсюда всякие лозунги: культура начинается с тебя. помоги бабушке.

Ответ на вопрос, кто Я? не предполагает массового ответа. Это вопрос тонких настроек, и универсального решения нет. Сделать популярным ответ на такой вопрос сложно. Он мучителен и одинок. В экономическом смысле обслуживать персональный спрос не выгодно. Психотерапия — она не про миллионы.

К событиям, связанным с высокими потребностями, у нас отношение как к сдаче донорской крови, с обещанием фейкового уважения. Оно остаётся именно фейковым, потому что кроме красивых слов ты ничего не получаешь. Так происходит с любыми социальными инициативами.
«Люди новая нефть» и всё такое, просто не работает. Внешка важна, а внутри уж как-нибудь сами. Но пока люди хотят, чтобы о них заботились, общественные институты сделать это не в состоянии. Людское ожидание остаётся.
Осознанность — это искусство совершать выборы, принимать решения, переключаться на следующие задачи и не испытывать сожаления за сделанное.
Не имея возможности получить «сверху», мы по инерции все ждём друг от друга чего-нибудь и как-нибудь, наяривая друг к другу свои молчаливые претензии.
А претензии у нас не на горизонтальном уровне. Они — к вертикали.
У нас всё в порядке с «братьями и сёстрами». Нам здорового родительства не хватает.

В своей пищевой цепочке я не обязана оказывать волонтёрскую помощь. Не буду я отдуваться за тех дядь, которые не делают свою работу. Социальные проекты в пролёте, а я-то чем виновата? Делая «добро», ты порой потворствуешь тому, чтобы всё оставалось, как было.
Раз поесть в кафехе непременно важно, а билет в музей, ой, мля, как дорого», то почему ответ на вопрос «кто Я?» должен стоить меньших усилий, чем повальное увлечение жральней?
Конечно существует другая крайность. Можно потерять себя в миссионерстве, задирая цену на «высокие потребности».
Но тут подстерегает эффект зажравшегося капитализма, при котором ты становишься рабом своего потребителя, отпуская цены. Делать консультацию золотой тоже не очень целесообразно. Что такого придётся сделать клиенту за 5 косарей?! Страшно подумать.
Обслуживающий персонал в бизнес-классе тоже молчалив и покладист.