Чего боятся люди на приёме у психолога?
Первое обращение клиента к психотерапевту всегда волнительно. Он занят вопросом: как разрешится моя проблема? С чего бы начать, о чём говорить, как донести главное и не растерять детали?

Люди на приёме у психотерапевта боятся трёх моментов:
+ оценочности,
+ перебрать с чувствами,
+ и утечки информации.

С последним мы удачно разбираемся с помощью конфиденциальности. Это общеизвестное правило, несоблюдение которого угрожает репутации специалиста. Я лично не в курсе, когда бы этот принцип кем-то вопиюще нарушался. Да и клиенты сегодня хорошо информированы: детали обращения к психологу остаются за дверями кабинета.

Страх оценки продолжается со школы. Мы привыкаем к наставничеству, к тому, что другие люди разбираются лучше нас. С тех пор любой «учитель» обладает признаками экспертности и возводится в Абсолют. В начале терапии такими привилегиями обладает и терапевт. С одной стороны, без порции симпатии клиенту сложно довериться, вовлечься в решение непростых вопросов. Хочется верить, что терапия окажется полезной, поэтому важно, если терапевт авторитетен и приятен в общении.

Но если эффект экспертности будет перекрывать личную инициативу, клиент продолжит перекладывать ответственность за свою жизнь на психолога. Терапия остановится, потеряет целебное действие, остановится личностный рост.

Потребуется время, чтобы в широком смысле слово «психолог» перестало ассоциироваться с Гуру или Судьёй. Спастись от тотальной «экспертности», можно только сообщая клиенту:
+ ситуация приёма безопасна,
+ ваши поступки не хороши и не плохи,
+ я здесь затем, чтобы помочь вам разобраться во всём этом.

Лично мне терапевтический процесс напоминает мягкий пин-понг, где первую часть игры мяч на стороне терапевта. Но постепенно и настойчиво терапевт усиливает подачи, чтобы вовлечь в игру и своего собеседника, передать ему больше свободы и права решать.
Чаще же всего я встречаюсь с страхом утонуть в чувствах. Человек опасается поддаться переживаниям, если неприятную ситуацию нужно озвучить. Он боится
+ подойти к теме недостаточно рационально (контроль),
+ быть непонятым (отвержение),
+ не смочь удержать предательски дрожащий голос (стыд),
+ перейти с одной темы на более болезненную (уязвимость).

Клиент ощущает непривычность обстановки. Он осознаёт, что настолько завяз в решении проблемы, что она стала как бы больше него самого. Да это ещё и кому-то видно. Приходится признавать собственную «некомпетентность», а себя — нуждающимся. Понятно, отчего тщательные попытки избежать незнакомой ситуации.

Всякий раз до того, как мы дойдём до сути вопроса, нужно преодолеть этап формирования доверия. Если консультация первая и единственная, мы можем потратить всё время только на формирование доверия. Поэтому в большинстве случаев воспоминания от одной консультации стираются. Если большую часть времени человек старался унять тревогу, вызванную новизной, то просто не успел перейти к своему вопросу.

Эффект единственной консультации относителен. Не потому, что мне так хочется: «всё обсудить» невозможно просто физически. Мне хочется избежать впечатления «ничего не понял — но было очень интересно». Поэтому я говорю о возможностях, которые даёт терапия.

Процесс управления своей жизнью начинается со взятия ответственности за свою терапию. Бывает достаточно понимания, как проблема устроена, не погружаясь в её решение. Хорошая новость: одинаково полезен любое осознанный выбор. Остался клиент в терапии, или и ушёл; если они сделал это сам, скорее всего, он уже поработал на улучшение качества своей жизни.