Три страха первой встречи
чего боятся люди на приёме у психолога?
Сегодня я расскажу про опасения клиентов на первом психологическом приёме.
Разговор пойдёт о личном — волноваться естественно. К тому же мы все зависим от принятых в обществе правил, а мне не кажется, что открытости дан зелёный свет. Обращение к психологу — это такая честность в концентрированном виде. Нужно пойти на риск, и для каждого этот риск особый.
На приёме у психолога клиенты боятся:
  • оценочности,
  • избыточности чувств,
  • и утечки информации

Информация. На психологическом приёме действует правило конфиденциальности.
Это означает: то, о чём мы говорим, остаётся за дверями кабинета. Никакие данные (имя, фамилия, возраст клиента и личные данные его знакомых) не будут переданы третьим лицам. Кроме того они не фигурируют в публикациях психолога.

Я веду записи сессий, потому что они помогают мне ориентироваться в истории клиента. Практически это листы А4, написанные от руки. Я не фиксирую работу в текстовых приложениях и не помещаю в «облака».
Ведение архива «по старинке» делает информацию более защищённой. Мне не обязательно указывать данные клиента, достаточно имени, и я вспоминаю, о ком речь. К тому же в моих каракулях никто не разберётся.

Когда же я хочу изложить клиентскую историю, разрешение на публикацию я обязана получить у клиента. Если я использую детали случая, личность автора должна остаться неузнаваемой.
Я не знаю прецедентов, когда психолог нарушил бы правило конфиденциальности.
Да и психологическая культура повышается: люди в курсе, что должны быть защищены.
Поэтому и резонный вопрос: это останется между нами?
Страх оценки. Вся наша жизнь пронизана сравнением. Ещё в школе мы учимся сверять свои действия с эталоном. Мы получаем «2» или «5» и находим себя в шкале успешности. Неудивительно, что оценка проникает даже в те взаимоотношения, где она не нужна.
Психологический приём — как раз такое пространство.
И всё же мы приходим к психологу с готовым набором оценок.
В нашем сознании живут Эксперт и не-эксперт, «плохой» и «хороший».
Нам трудно избавиться от мысли, что кто-то разбирается в проблеме лучше нас.

Поэтому и терапевт поначалу обладает признаками Абсолюта, он же видел много подобных проблем.
С одной стороны, без доли очарования ему сложно довериться, поверить в эффективность терапии.
С другой стороны, экспертность психолога не должна перекрывать личную инициативу клиента. В противном случае терапия остановится, потеряет свою эффективность, а дальнейшее движение будет невозможным.

Ещё потребуется время, чтобы слово «психолог» перестало ассоциироваться в нашей стране с Гуру или Судьёй. Спастись от тотальной «экспертности», можно только напоминая:
  • ситуация приёма безопасна,
  • ваши поступки не хороши и не плохи,
  • я здесь затем, чтобы помочь вам разобраться во всём этом.

Терапевтический процесс напоминает мне мягкий пин-понг, где в первой части игры мяч на стороне терапевта. Но постепенно и настойчиво он усиливает подачи, чтобы вовлечь в игру собеседника, передать ему больше свободы. Это переход от планирования к большей спонтанности.
Характер сессий меняется: больше деталей, больше непредсказуемости, внимание уделяется тонким настройкам. А поскольку поведение становится сложнее, значение оценки уменьшается. Появляется шанс мыслить нетривиально, шаблоны становятся скучны.
Страх избыточности чувств проявляется, когда клиент поскорее хочет донести суть проблемы, боится «расплескать» переживания и оказаться непонятым. Ему кажется, что для решения проблемы «все эти чувства не нужны». Нужно отжать воду, оставив только факты.
Его опасение поддаться эмоциям понятно, особенно если он долгое время жил, копя всё это в себе. Но штука в том, что иногда больше пользы не в чётком изложении ситуации, а в возможности просто поплакать.

Встреча с психологом рискует обернуться не получением помощи, а смотринами психологических защит. Контроль — один из видов такой защиты.
Я хорошо понимаю формулировки, что отпустить себя означает «увязнуть», «плакать без остановки», «не смочь потом встать».
Это происходит, когда опыта, что дождь кончается, а слёзы высыхают, ещё нет.
Поскольку функция переключения не работает, понятно, отчего все эти попытки избежать незнакомой ситуации.
Этап формирования доверия очень важен в терапии.
Никто не ждёт от клиента стопроцентной искренности на первой встрече. И всё же чтобы начать сотрудничать для решения проблемы, необходим терапевтический сеттинг.

Если консультация первая и единственная, она оказывается потраченной только на доверие и работу с описанными страхами.
Поэтому в большинстве случаев воспоминания о ней сильно стираются.
Большую часть времени человек пытался унять тревогу, вызванную новизной, и просто не успел перейти к своему вопросу.

У психологов есть расхожее мнение: сколько проблема лежала, столько её и решать.
Помочь подобраться к ней может только хорошо отлаженный терапевтический процесс.
Хорошо бы описанные страхи честно проговорить и прожить со своим специалистом.